Выходим на маршрут. Впереди ещё пару порогов. Конец маршрута — деревня Калга.
Отчаливаемся, сразу парог "Коварный", проходим спокойно, течение само ведёт и выносит куда надо. Далее движемся по тёмной воде, по бокам отвесные обрывы, берега заросшие деревьями, кустарниками, болотистой травой. Дальнейшее продолжение маршрута напоминала слив по канализационным трубам продуктов жизнедеятельности — не спеша, по извилистой реке,в состояние отекания, каждый думал о своём, но у каждого мелькала мысль — скоро увидим людей.
14:40 — Деревня, флаг водрузить, паруса поднять, всем радостно орать. Да, мы вышли к деревни Калга, хотя первая мысль, лично моя, — когда-то здесь рванула своя маленькая КАЭС: по берегу утыканы небольшие деревянные домики, "без окон без дверей, полна жопа огурцов(загадка), покосившееся, серые, впрочем серое здесь было всё, за исключение флага Карельской Республики на одном из домов, унылые жители стиравшее свои тряпки, детишки бегающие в шерстянной одежде и резиновых сапогах, собаки, пьяные мужики, овцы с номерками на ушах.
При подходе к "причалу" необходимо было пройти под мостом — девочек скидываем на берег, сами вёсла в руки и вперёд вписываться куда вписаться было на грани не возможного. Но мы же реальные ребята — кто-то ловко оттолкнулся от моста, кто-то даже умудрился под ним развернуться на 360, кто-то, соскучился наверно, потом ещё нашёл порожек и удачно на нём сел — короче фирма веников не вяжет.
Чалимся. Разгружаем и собраем один из катов. Идём в магазин. Тема такая: толпа московских аборигенов вваливается в магазин(работает 2 раза в неделю и по 3 часа, завос раз в месяц), психологически подавляет диким криком продавщицу, скупает пол магазина, затовариваемся водкой уже на всех и сваливает. Обед — колбаса, сыр, кабачковая икра, хлеб, водка и не какой тушёнки!
 
Знакомства с местным населением, реализация возможности позвонить в Москву. Запасаемся пресной водой, грузим снова всё на каты и ждём прилива. Удачно расположившись на каремате под чем-то напоминающем трактор, можно было реально хорошо отдохнуть, спокойно покурить, уставившись в серое небо, или наблюдать туже серую картину всего происходящего.
    20:30 — максимальный прилив. Подходит карбас, вяжем в связку каты, на буксир. Основная часть команды на лодке, остальные на кате. Выходим в Калгалакшскую губу Белого моря. Усаживаемся, верней разлёживаемся по удобнее, и получаем удовольствие от поездки. Впереди море.
Смеркалось. Не видна ничего, лишь то что освещала луна, да и та вскоре скрылась за тучами. Время около 11 вечера. Потихоньку начинается отлив. Куда идём? Юра постоянно талдычит — Фарватер! И что нам с того, что фарватер, хотя хоть заняли голову чем-то — что же такое фарватер. Разворачиваемся. Темно, впереди Бог знает что. Холодно, зябко. Идём к одному из островов. Подходим на максимум, садимся на мель. Кто в сапогах прыгает в воду, кто не в сапогах тоже прыгает. Отвязываем каты.Включаем налобные фонари. Юра и я начинаем тащить их вдоль берега. Застреваем на камнях. Серёга помогает — протолкнули. Вода выше колена, заливается и в ОЗК и в балотники, ноги мокрые. Тащим вдоль берега. Материмся. Дотягиваем до места. Сапоги теперь тока мешают — скидываем. Разбираем каты. Ё-мазай — девчонки же так и сидят в карбасе. Уходим их забираться. Честно, я даже про себя улыбнулся, когда увидел их лица — как потерпевшие крушения в открытом океане, отчаявшиеся, усталые, замёрзшие. Ок. Девчонок на себя и несём до берега. Становилась очень смешно, когда представлялась картина — вот ты несёшь её, весь такой сильный, здоровый, уверенный и тут фигак тина или маленький камушек, ты чувствуешь как нога предательски уходит в сторону, ступня изгибается под непонятным углом, ты судорожно пытаешься устоять не одной ноге, но мозжечок уже не в состояние выполнить твоё желание, в голову приходит только одно слово — пиз…ц и под крики твоей ноши вы оба как в замедленной съёмки падаете на дно морское. Не, ну мы реальные ребята, поэтому ничего такого не произошло. Потом был 500 кг карбас, чётка засевший на мели. Сталкнули, фиг ли нам пол тонны. 
Разбили лагерь. Ужин. Много водки, что бы не заболеть. Спать.
 
Следующте дни
Утро было светлым и безоблачным. Настроение было прекрасным..
Нет, это утро было "Здравствуй жопа — Новый Год". Юра бегал по лагерю и матерясь в пол голоса поднимал команду, надо было выходить как можно скорее — пока прилив. Первая доза никотина обволокла лёгкие спустя минуту как я очнулся, в 10:10 я выпил свои первые утренние сто грамм. Самым поганым было то, что у мужской части команды не было ни сухой одежды, ни сухой обуви. Быстро едим, быстро собираемся, грузимся и уходим к месту последующей 4_ёх дневной стоянки. 
Примерно 4 км, и заходим в архипелаг островов. Встаём на стоянку на мысу Супротивный Оленьего острова. Именно здесь происходит знакомство с флорой и фауной Белого моря: морские звёзды, ламинария, фукус, орлан-белохвост, тюлени… Морская рыбалка, мутанты бычки.
Остров как видимо был так скажем обжит заезжими аборигенами, имелось в наличие: зеркало(1шт.), лестница(1шт.), стол(1шт.), солнечные часы(1шт.). Имелось что-то типо, как мне с начала показалось, командного центра управления войсками, с отсутствующей крышей, бревенчатой конструкции, и замаскированным по всем правилам ведения разведавательно-диверсионной деятельности. На самом деле создание квадрата выкопанного дёрна являлось началом реконструкции жилища народа, населявших здешние места в просторазбабушкину эпоху. Так же имелся в наличие то ли разрушенный ударной волной от КАЭС сортир, то ли и он тоже был не достроен, ну не чё — главное дырка выкопаны, а стены на фиг не надо. Нашлось здесь и развлечение для задорных собирателей черники, и для любителей безудержной фотосъёмки, и для "тех кто в море", и для спортсменов, несщядно вытаптывающих зазнобу первых, короче все были довольны и счастливы. 
По приходу на место стоянки мы быстро развернули лагерь, сориентировались на местности, и начали обосабливаться и привыкать к ауре древней истории. Юра и Серёга ушли в море ставить сети. Все ждали рыбы — дождались 2 весёлых тела, так и не сумевших, в виду стечения обстоятельств, поставить сеть. Следующий выход в море с сетью был в составе 4 членов команды — результат на лицо: пару мутантов бычков, любящих перетянуть сигареткой во время отдыха на берегу, корюшка, треска, сиг. К вечеру наш шеф повар Юра приготовил сига, всего час — и можно было наслаждаться нежным и мягким вкусом, нарезанных суровой мужской рукой, кусочком мяса. Все конечно с опаской клали первый кусочек в рот, потом, к сожалению, было уже за уши не оттянуть. Была обалденная уха,приготовленная из всей пойманной композиции. И заметьте — ни какой тушёнки!
 
Ещё нам удалось нацеплять на вёсла ламинарии — морская капуста; в чистом виде не советую кушать её много, последствия могут быть весёлыми=). Съездили на экскурсию "Археологические памятники и природные достопримечательности". В свободные часы валялись в палатках, беседовали, отдыхали. В последний день нахождения на море ещё раз вышли на рыбалку — вернулось 3 весёлых тела, но с уловом. Съездили на соседний остров — собрали так и не растопленную баню.
    В день возвращение к базовому лагерю в море заиграли волны. Юра снова бегал и в полголоса матерился, чтобы чесались быстрее. Перед выходом "поседели с ребятами" оставшейся от девочек настойкой и закусили салом, не много это не смотриться вместе — но не проподать же добру.
Вышли в море: опять холодно, голодно, сыро. Спустя несколько часов ходу решили вздремнуть, укутавшись в капюшоны, в шапки-маски, и надёжно закрепившись на кате. 
По приходу в деревню зуб на зуб не попадал, от холода тресло всех, но закипевшая работы вскоре погнала кровь по жилам, хотя конечно не только кровь.. Приехал Денис, началась погрузка вещей. Какие-то местные Петровичи всё порывались к нам — чего хотели — хлеба и зрелищ, но ни того ни другого у нас не оказалось и мы дружно разошлись. 
Через пару часов мы погрузились все в Газель, в багажное отделение к нам поместились ещё и двое байдарочнеков(как они себя там ощущали уму не постижимо). Дорога длилась несколько часов. По дороге все дружно жевали причавкивая баранки, на которые в повседневной жизни лично я даже и непосмотрел, потом мы с Юрой чуть покимарили — он на мне, я на Димане. Спустя час показались уже знакомые места, заехали на вокзал, выкупили заказной билет для Кати, сбросили байдарочнеков, и двинулись к нашему базовому лагерю. Прощялный ужин. 
Быстренько поставлили полатки. Почистили картошку, рыбу, набрали воды, попилили дрова, разожгли костёр, каны, накрытие стола -всё уже привычно, всё ясно. На последний вечер Юра оделася как настоящий капитан пиратского фригата — треуголка, нож в ножнах на длинном поясной ремне, болотники привротившееся в элегантные ботфорты. Расположившись у костра мы наконец услышали долгожданные мелодии гитары и голос Дениса, и пророчество Юры — "женщины плакали и рыдали".
Закат, прохлада, завизжали комары, мы одеваемся чуть теплее, и снова усаживаемся у костра, все вместе, как всегда — всё уже привычно, всё ясно, только вот.. в этому году здесь всё это было в последний раз.. впоследний раз слышим звон пилы и стук топора, в последний раз треск паленьев в костре и бульканье воды в кане, в последний раз разбираем свои миски с ухой и кричим "Жахним"(но кричали в тот вечер много), в последний раз слушаем байки Юры, в последний раз уходя в замувчивость обращяем взгляд на огрубевшие руки, уставшие, но довольные лица товарищей, в последний раз смотрим на закат, на воду и отражения клонящегося солнца в ней, в последний раз сидим вот так — все вместе, вся наша группа, ставшая в тандеме опастности и взаимопомощи Командой. Тогда наверное не каждый осозанавал в полной мере, что в этом сезоне это последний вечер.. что это всё в последний раз.. 

 
Ночью отвезли и посадили на поезд Кати, а уже к утру и сами стояли с рюкзаками на пероне, ожидая прибытия поезда на Москву.
..Кому — на север, а мне — налево,
И чертыхаюсь я каждый день,
Что держит дома меня холера,
А может, дело, а может, лень…
Чего мне мало, куда мне надо —
В какие северные края?
…Зеленый поезд виляет задом,
Плетясь, как дура-судьба моя.